6 Апреля 2017

Профсоюзы - за мирное развитие страны

3-4 апреля в Москве под председательством Михаила Шмакова состоялось заседание Генерального Совета Федерации Независимых Профсоюзов России. На повестку дня были вынесены следующие вопросы: «О ходе выполнения Плана практических действий по реализации решений IX съезда ФНПР в 2016 году» и «Революция 1917 года и положение трудящихся России». Последний стал своего рода сравнением между Россией дореволюционной и Россией современной.

  На первом заседании члены Генсовета ФНПР приняли решение продолжить работу по выполнению Плана практических действий по реализации решений IX съезда ФНПР. Генсовет обратил внимание на дальнейшее укрепление организационного единства профсоюзов, их кадровое усиление и повышение ответственности членских организаций за выполнение решений коллегиальных органов ФНПР.
  Второе заседание Генерального Совета состоялось в Колонном зале Дома Союзов. Место историческое, повидавшее за время своего существования немало: от дворянских собраний до революционных сходок, политических судебных процессов и похорон вождей. В заседании приняли участие представители Правительства Российской Федерации, объединений работодателей, Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации, Международной организации труда, ученые и общественные деятели, журналисты. Разговор об уроках истории предварило яркое выступление агитбригады студентов Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов под девизом «Да здравствуют профсоюзы!», стилизованное под рабочую агитбригаду 
20-х годов прошлого столетия.
  - Понимаем ли сегодня мы - профсоюзы, бизнесмены, правительство, Дума - уроки столетней давности? - обратился с трибуны к собравшимся председатель ФНПР Михаил Шмаков. - В оценке этих уроков есть две крайности: концентрироваться только на теме заговора или только на социально-экономических проблемах. А в 1917 году в России имел место запутанный клубок противоречий из конспираторов, благих намерений, личных интересов, государственных амбиций, нерешенных проблем, факторов войны и внешнеполитического давления. Нам всегда говорили и говорят сейчас, что события февральской революции просты и понятны: голодные люди вышли на улицы, требуя хлеба, потом перешли к политическим лозунгам, а затем их поддержали войска столичного гарнизона. Но простота этой схемы обманчива. Например, Павел Николаевич Милюков, один из руководителей февральского переворота, лидер партии конституционных демократов (кадетов), писал: «Некоторым предвестием переворота было глухое брожение в рабочих массах, источник которого остается неясен, хотя этим источником наверняка не были вожди социалистических партий, представленных в Государственной Думе». 
  Рассказывая о событиях 100-летней давности, Михаил Шмаков привел в пример воспоминания Татьяны Боткиной, дочери царского медика, расстрелянного вместе со своими венценосными пациентами в Екатеринбурге: «Рабочие бастовали, ходили толпами по улицам, ломали трамваи и фонарные столбы, убивали городовых. Причины этих беспорядков никому не были ясны: пойманных … усердно допрашивали, почему они начали всю эту переделку. - А мы сами не знаем, - были ответы, - нам надавали трешниц и говорят: бей трамваи и городовых, ну мы и били».
  Через 70 лет, в 1990-м году, эта тактика повторилась. Все помнят митинги на площадях Москвы. Многие стали живыми свидетелями событий, когда активисты, а также привлеченные для массовости бомжи и не совсем трезвые участники хвастались, что им давали по 10 долларов за «рабочий день» - по тем временам большие деньги. 
  - То же самое происходит и сейчас: совсем недавно, перед 26 марта, по 2 тысячи евро было обещано тем, кто будет «гулять по Тверской» - и это не праздные разговоры, - рассказал председатель ФНПР. 
  К 1917 году Российская империя подошла с примитивными трудовыми законами. 111 лет и один месяц тому назад - 4 марта 1906 года - в результате массовых забастовок были утверждены «Временные правила о профессиональных обществах, учреждаемых для лиц, занятых в торговых и промышленных предприятиях, или для владельцев этих предприятий». По сути, первый российский закон о профсоюзах, но о профсоюзах, поставленных под административный и полицейский надзор, чья деятельность, как писал один профсоюзный активист того времени, «становится в положение каторжника, закованного по рукам и ногам». Не решались проблемы длительности рабочего дня, страхования и защиты прав работников. А Первая Мировая война привела к еще большему ухудшению положения трудящихся.
  - Для нас важно зафиксировать уроки, которые мы можем извлечь из случившегося. Причем с прикидкой на последующие события и проблемы сегодняшнего дня, - считает Михаил Шмаков. - Мы можем сравнить то, что происходило 100 лет назад, а также вспомнить события середины 80-х - начала 90-х
годов прошлого века, сопровождавшие распад другой страны - Советского Союза, сравнить и найти сходство. Некомпетентность во главе страны. Готовность пожертвовать государственными интересами ради личного обогащения в период разрушения государства и так называемой приватизации. Демагогия политиканов, затуманившая трудящимся здравый взгляд на жизнь и их реальные проблемы. Иностранное влияние, выдаваемое за дружбу и сотрудничество. 
  Про влияние извне никому сегодня говорить не приходится, оно витает в воздухе так ощутимо, что можно брать руками. Но будет несправедливо указывать только на недостатки. О чем и заявил в ходе своего доклада главный профсоюзник страны. Например, в 2017 году при всех внутренних проблемах и внешнеполитическом давлении наша страна находится в неизмеримо лучшем состоянии, чем сто лет назад. 
  - Совсем недавно мы отметили 25-летие Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, а с учетом функционирования трехсторонних комиссий в регионах мы имеем уникальный и практически единственный в мире трехсторонний механизм, который позволяет реально решать самые сложные вопросы, - перечисляет Михаил Шмаков. - Вертикаль переговорных комиссий начинается на уровне предприятий и через региональные и отраслевые трехсторонние комиссии тянется до РТК. Нам удалось, существенно переформатировав советский Кодекс законов о труде, обеспечить сохранение в новом Трудовом кодексе большинства прав и гарантий и для профсоюзов, и для наемных работников. Не случайно Международная организация труда неоднократно признавала его одним из лучших сводов законов о труде в мире. 
  Согласно статистике в сегодняшней России уровень охвата предприятий соглашениями между профсоюзами и предпринимателями превышает среднестатистическую норму Западной Европы и США. И до сих пор, несмотря на сокращение численности, в российских профсоюзах состоит больший процент работающего населения, чем в США и странах Европы. 
  - Мы не считаем сегодняшние трудовые отношения в России идеальными. Но мы видим направления, по которым их можно и нужно улучшать, - в завершение своего доклада отметил председатель ФНПР. - Сегодня Россия снова стоит на распутье: снова революция, которую провоцируют извне и изнутри страны? Снова кровавое месиво? Или возможность собрать вместе все здоровые силы и наладить достойную жизнь, справедливый доход работников, справедливое, социальноориентированное государство? Мы, профсоюзы, голосуем за мирное развитие страны. 


Назад
Политика конфиденциальности